Украина, июнь 1941-го
/ Getty Images

Обозреватель Без Табу напоминает, что нет никакой Великой отечественной, а лишь Вторая мировая война. И началась она не 22 июня 1941, а 1 сентября 1939, когда союзник СССР – гитлеровская Германия – напала на Польшу.

В былые времена, когда Вторую мировую войну было принято выдавать за Великую Отечественную (точнее, подменять одно определение другим), в детских головах частенько возникал один и тот же вопрос: а как все, собственно говоря, начиналось?

Представители старшего поколения в ответ рассказывали одну и ту же историю. Дескать, нехорошие немцы перед рассветом начали вероломную бомбежку приграничных советских территорий, а затем все живое на захваченных землях добивала пехота при помощи тяжелой техники. И произошло все это «двадцать второго июня ровно в четыре часа». На вопросы «зачем» и «почему» ответов, как водится, не было. И зря.

С Советским Союзом сыграла злую шутку излишняя расчетливость партийных вождей. Еще лет десять назад об этом нельзя было говорить вслух – можно было запросто заработать репутацию «фашиста». Но теперь все же стоит признать, что Сталин и его подручные совершенно напрасно пытались перехитрить сумасшедшего австрийского художника, удивительным образом дорвавшегося до власти в Германии. Расчет с самого начала выглядел излишне тонким: в Кремле были уверены в том, что Гитлер рано или поздно выплеснет свою агрессию либо на запад, либо на восток, и в сложившейся ситуации лучше быть союзником, нежели потенциальной жертвой. Но попытка сближения была неизбежной.

Улыбающийся Сталин и довольный подручный Гитлера фон Риббентроп / Getty Images

Сами нацисты изначально не были против подобного мезальянса. На дворе была первая половина тридцатых, о том, как поведут себя условные Англия или Франция, гадать было непросто (это позже окажется, что карта легла для Берлина лучше некуда). Так что союзник был жизненно необходим. Даже политическая несовместимость казалась не более чем ненужным внешним эффектом – на самом деле что немцы, что СССР пытались делать все во благо доминирующей в стране этнической группы, пускай в Москве и не хотели признавать этого официально и уныло маскировали это под классовую борьбу.

Современного российского историка можно запросто вывести из себя упоминанием совместных действий РККА и Вермахта во время оккупации Польши. В лучшем случае в ответ можно услышать банальное «мы не могли действовать иначе, нас заставили». Но при анализе исторических фактов сразу обнаруживается нестыковочка: если принуждение действительно имело место быть, то почему Красная Армия затянула с наступлением по своей линии фронта на две недели, дожидаясь, пока ситуативный союзник выполнит всю черновую работу? Гитлера это промедление, к слову, тогда возмутило донельзя, ведь русские оттяпали себе по итогу явно больший кусок, чем заслужили.

Совместный парад победителей Польши — Вермахта и РККА в Брест-Литовском 22 сентября 1939 года

А как быть с совместным военным парадом в Бресте, во время которого представители двух тогда еще союзнических армий разве что не целовались в лучших традициях парочки гей-прайда (по крайней мере, на публике)? А что делать с пактом Молотова-Риббентропа, положения которого трагически повлияли на историю и судьбу многих народов? Одни лишь латыши, литовцы да эстонцы в течение нескольких смен «хозяев» собственных земель так наелись лиха, что послевкусие не проходит по сей день.

Здесь какой-нибудь ватник с украинским паспортом вполне может вмешаться и возмутиться: чего вы, мол, ругаетесь, если Украина именно по итогам этого договора получила часть своих современных территорий? И кому-то наверняка будет сложно с этим поспорить.

Если быть объективными до конца, то Гитлер с определенного момента даже не пытался юлить. Та часть советского командования, у которой головы существовали для мыслительного процесса, а не для ношения фуражек, еще в 1940 году понимала, что нацисты в один прекрасный день нанесут удар по советской территории. Но таких людей большинство обычно не слушает и слышать не желает. Почти четыре десятилетия спустя, когда кремлевские старцы готовили наступление на Афганистан, медленно умирающий Алексей Косыгин тоже предупреждал: влезете в эту заваруху – горя потом не оберетесь. Председателя Совета министров и его мнение проигнорировали. А что случилось потом, знают все. Не в первый и не в последний раз, к слову.

Так что не стоит сакрализировать каким-то образом день 22 июня. И уж тем более не стоит называть нападение немцев «вероломным и внезапным». Налеты вражеской авиации наутро после школьных выпускных по всей стране – хороший сюжет для слезливой драмы, тут не поспоришь. Но кто виноват руководству СССР и Красной Армии, понадеявшемуся в самый что ни на есть русский авось? Человеческий ресурс здесь вообще никогда не ценили должным образом, и неудивительно, что миллионы советских граждан четыре года погибали, исполняя обязанности живых заграждений или прочего пушечного мяса.

Да и вообще, пора привыкать к тому, что Вторая мировая (а никакая не Великая Отечественная) война началась не 22 июня 1941-го, а 1 сентября 1939-го. Да-да, с того самого нападения на Польшу, во время которого СССР достаточно скромно, но все же сыграл роль агрессора. Так что перестаньте хвататься за непонятные чужие символы. А то так недалеко и до возвращения в праздничный календарь такой даты, как 23 февраля, знаете ли. Нет ничего лучше, чем быть собой.

Виталий Могилевский, Без Табу

Материал впервые опубликован на Без Табу 22.06.2017

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте подборку только важных новостей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Может Заинтересовать

Обратись за помощью: в Киеве заработал «телефон доверия» для предупреждения домашнего насилия

Обратись за помощью: в Киеве заработал «телефон доверия» для предупреждения дома…